banner

Вход
Одной строкой:

Ни дня без праздника.

Леонид Оскарович Сандлер, личность поистине уникальная. Профессиональный музыкант, телевизионный журналист, талантливый рассказчик. В его многочисленном послужном списке такие всенародно любимые праздничные телевизионные передачи как «Утренняя почта», «Голубой огонёк», «Вокзал мечты» и многие другие. В настоящий момент наш собеседник является художественным руководителем Культурного фонда «Музыкальный Квартал», а также советником депутата Московской городской Думы Новицкого И.Ю. 

«Технология Праздника»: Леонид Оскарович, большое спасибо за то, что нашли время для интервью нашему изданию. Нам известно, что Вы стояли у истоков знаковой для своего времени передачи «Голубой огонёк». Как рождался этот проект? 

Леонид Сандлер: Несмотря на мою большую любовь к разного рода байкам, я за историческую справедливость. Передача «Голубой огонёк» стала выходить в эфир с апреля 1962 года. Идея была в том, чтобы устроить своего рода телевизионное кафе. Автором этой идеи был режиссер Алексей Габрилович и имена, которые следует называть в связи с созданием передачи – это прежде всего Нина Григорьянц, которую я считаю своей крестной, прекрасные режиссеры Юрий Богатыренко и Виктор Черкасов, Майя Соймонова, которая просто жила на телевидении, Татьяна Попова, Валентина Шатрова. Вот эти люди и делали самые первые «огоньки». Я же примкнул к этой команде только в 1967 году. Надо сказать, что свой первый «огонёк» я талантливо провалил. 

«Технология Праздника»: Что это означает?

Леонид Сандлер: Дело в том, что идея, которую необходимо было воплотить, была слишком амбициозна для своего времени. Было решено провести передачу в формате застолья на 250 миллионов персон (250 миллионов человек, примерное количество жителей в СССР в то время. Примечание редакции). Идея-то красивая, но как её воплотить не знал никто. Проблема не решаема. После того, как передача всё-таки вышла в эфир, (с помощью старших товарищей) я получил достаточно обидное прозвище «узкий специалист». Что реально означало: что-то может, но не то, что нам нужно.

«Технология Праздника»: Наверное, современные технологии могли бы стать хорошим подспорьем для решения подобной задачи?

Леонид Сандлер: Сегодня, с моей точки зрения, технологии заводят в тупик. Технологии все равно вторичны. Этот урок я навсегда усвоил еще в детстве, когда узнал, как поступал в Киевское музыкальное училище мой отец. (Оскар Аронович Сандлер — известный советский композитор, автор опер, оперетт, музыкальных комедий, балета, музыки к фильмам и спектаклям, многочисленных песен. Примечание редакции). Он очаровал приемную комиссию, играя на самых обыкновенных поленьях.

«Технология Праздника»: ?

Леонид Сандлер: Да, самых обычных поленьях, которых было семь штук. Каждому из них соответствовала определенная нота, и на них, как на ксилофоне, он мог сыграть абсолютно любую мелодию. Его даже пытались заманить в цирк, но музыка все-таки взяла верх. Так вот. Когда я смотрю сейчас современные передачи, кинофильмы, отдаю должное тому, что технологически это сделано классно, но ловлю себя на мысли - часто это все кунштюки (кунштюк - ловкий прием, фокус, забавная проделка. Прим. редакции). Я же искал нечто другое. Мне всегда были интересны на телевидении образцы настоящего искусства, подлинной культуры. 

«Технология Праздника»: Вы считаете, такое возможно?

sandler1Леонид Сандлер: Знаешь, однажды Сергей Георгиевич Лапин, бывший в то время Председателем Гостелерадио СССР, бросил в телемассы такой лозунг: «Телевидение - это не искусство, а средство информации». Тем не менее, я могу привести множество примеров, опровергающих эту мысль. Однажды в СССР, к нам на Центральное телевидение приехала группа французских коллег, возглавляемая гениальным Жаком Шанселем. Я был уже знаком с программой Шанселя, которая назывались «Большая шахматная доска». Он приглашал в студию знаменитых людей, и интервьюировал их. Там была маленькая, но очень существенная деталь. В студии, за спиной собеседников, было 5-6 рядов кресел, в которых сидела публика во фраках и бриллиантах, и у этой публики были… осмысленные глаза. 
И вот Жак Шансель, с ним рядом, скажем, Барбара Хендрикс, с которой он непринужденно болтает, а за его спиной ряды вот этих глаз - «бриллиантов». А беседа идет так легко и непринужденно, как у французского кулинара, который готовит блюдо уже 20 лет подряд. Но больше всего меня поражало и волновало, как они придумывают совершенно потрясающий интерьер для каждой из этих бесед. Интерьер, который сам по себе являлся шедевром. И когда у меня появилась возможность пообщаться с Жаком лично, я спросил, «Мсье Шансель, как Вы придумываете такие замечательные площадки?». На что он мне ответил: «Мы приглашаем только самых лучших художников Франции, они делают маленькие эскизы того что мы хотим. А дальше «телевизионные маляры» превращают это в готовую площадку». Всего лишь… приглашают только самых лучших художников Франции. 

«Технология Праздника»: То есть, по этой логике, если собрать на проект самых лучших, самых талантливых, успех практически обеспечен? 

Леонид Сандлер: Конечно, в основе всегда личность! Кто! Нет личности - нет ничего! Однако и этого недостаточно. Даже такой, как сейчас принято говорить хитмейкер, советского периода поэт Роберт Рождественский искренне говорил, что прогнозировать успех - затея абсолютно бессмысленная. Это невозможно. Могу привести в подтверждение своим словам еще одну историю. За создание очередного «Огонька» взялись такие крупные деятели отечественного кинематографа как Лариса Шепитько, Элем Климов и Владимир Басов. Причём снимали они не в телевизионном формате, а на плёнку, что и сложнее, и, как ты понимаешь, значительно дороже. Назвали они свою продукцию «В первом часу ночи». И вот когда оставалось всего три дня до Нового Года, телевизионное руководство, просмотрев материал, однозначно решило – всё в корзину. Причём речь шла не об идеологической цензуре, а о том, что снятое не интересно и скучно. Так что даже профессионалы высочайшего уровня, собранные в одном проекте, не есть гарантия точного попадания. 

«Технология Праздника»: И как же на телевидении вышли из той ситуации?

Леонид Сандлер: В тупиковых обстоятельствах, иногда приходят простые, но очень эффективные решения. Так произошло и на этот раз. Был брошен клич: «От каждой программы всё самое лучшее с поздравлениями». И номера стали приходить от «Эстафеты новостей», «Клуба кинопутешествий», «Музыкального киоска», КВН и т.д. Весь материал был собран буквально за два дня, и это было здорово. От программы все были в восторге. 

«Технология Праздника»: Леонид Оскарович, беседуя с Вами, невозможно не затронуть тему «Утренней почты». Здесь-то Вы не станете отрицать свое авторство? 

Леонид Сандлер: Передача «Утренняя почта» абсолютно чётко подтверждает мысль Анны Ахматовой «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда». Всё это делалось на коленках, компоновалось на ниточках. Что касается моего ощущения, то «Утренняя почта» не была придумана ни тогда, ни сейчас. Я имею в виду, драматургически. У неё нет формы, а когда отсутствует форма, вставлять можно всё что угодно. Что касается истории создания, она такова. В то время на радио набирала популярность передача «С добрым утром». Согласно приказу Лапина (Сергей Георгиевич Лапин. 1-й Председатель Государственного комитета Совета Министров СССР по телевидению и радиовещанию. Примечание редакции) была дана команда на создание некоего аналога на телевидении. И вскоре мы стали выпускать передачу, которая называлась «По письмам зрителей». Приходили реальные письма, мы на них отвечали и, как правило, музыкальными номерами. Однако название никого не устраивало. Все были этим озадачены. И вот однажды, во время ранней прогулки мне по наитию приходит название «С утренней почтой». Я предложил, и, в конечном счете, «Утреннюю почту» утвердили. В течении полугода я находился в состоянии дикого счастья и эйфории пока к нам не приехала одна английская эстрадная звезда, которую мы попросили оставить свой автограф на пластинке. Она написала: «Поздравляю всех зрителей программы Morning Post». На меня как ушат холодной воды вылили. Я понял, что изобрёл велосипед, ведь практически в каждой англоязычной стране выходила газета Morning Post, или Утренняя почта. Но факт остается фактом. Придуманная в 1971 году «Утренняя почта» живёт по сей день. 

«Технология Праздника»: Леонид Оскарович, Вы можно сказать кладезь историй связанных с телевидением, музыкой, какова роль этих историй в Вашей личной жизни?

Леонид Сандлер: Я уже упоминал в нашем разговоре о своем отце. Мне очень повезло родиться в семье этого талантливого музыканта и замечательного человека. Он действительно был известным украинским композитором и по своему статусу был обязан принимать участие в различных официальных мероприятиях. Шел 1937 год. В рамках декады украинского искусства в Кремле организован прием. На этом приеме отец впервые увидел вблизи товарища Сталина. Небольшое отступление – отец никогда не пил. Принципиально. А здесь пришлось, так сказать, пригубить. И в памяти у него после этого приема остались две вещи. Первое – фантастически виртуозная работа официантов, каждый из которых отвечал за свой участок. Был официант по мясу, по напиткам, по яблокам и даже по … крошкам. Когда люди что-то съедали или выпивали, им всё мгновенно менялось на чистое, крошки естественно сдувались, а блюда подавались новые. Так вот, когда гости вставали из-за стола у всех было ощущение, что стол не тронут. И второе. Так как у Сандлера старшего не было опыта в употреблении горячительных напитков, его незаметно препроводили в медпункт, где дали некую волшебную таблетку, которая в мгновение ока сделала его и таких же как он, абсолютно трезвыми. Вот такие кремлёвские чудеса.
Что касается лично меня. Я хочу привести тебе фразу одного талантливого юмориста - «Писатели сатирики в быту самые скучные люди». Так вот я как эти писатели сатирики. Возвращаясь к разговору об ощущении настоящего праздника, то могу рассказать еще одну реальную историю. Это был период настоящего книжного голода. В это время один из моих коллег по телевизионной работе подружился с ведущими политическими комментаторами, такими как Игорь Сергеевич Фесуненко, Владимир Павлович Дунаев и другие. У каждого из них помимо прочих благ был доступ к ежемесячному правительственному книжному каталогу, в котором было около 150 названий и каждый месяц вышеназванные лица могли из этого каталога пополнять собственную библиотеку. Как правило, они брали от 20 до 30 книг. Напомню, что всё это происходило в условиях жуткого книжного дефицита. И мы в данной ситуации выступали в роли книгонош. Нам предоставляли чёрную Волгу, и мы в предвкушении ехали в распределитель, в котором отоваривались заранее заказанными книгами и сгибаясь под тяжестью 20 пакетов несли их в машину. Нас подвозили к главному входу в Останкино, мы перетаскивали все это богатство с таким ощущением, что это золото. После выгрузки арендовался один из свободных кабинетов, покупалась бутылка водки, в буфете брались бутерброды с любительской колбасой и мой коллега с гениальностью небесного бухгалтера начинал раскладывать книги по ранжиру. Шло распределение. Этот фолиант для этого, этот том для того. А потом наступало самое сладкое. Это для меня, для себя, для меня и т.д. При зарплате 140 – 160 в месяц мы 25 рублей тратили на книги, которые были копеечными. И в то же время это были отборные книжные войска. У меня на сегодняшний день собрана библиотека в 3 000 томов. Сегодня нет никакого дефицита, бери что хочешь. Всего, как говориться завались. Но до сих пор одним из самых праздничных воспоминаний в моей жизни - пустое телевидение, безлюдные коридоры, и мы - полноправные хозяева в чьем – то кабинете, перебирающие золотой литературный запас. 

«Технология Праздника»: Ещё раз большое спасибо за беседу, и надеюсь, до новых встреч. 

Леонид Сандлер: Всего доброго.

Яндекс цитирования Rambler's Top100