banner

Вход
Одной строкой:

Надо больше делать самим.

Сегодня мы продолжаем публиковать материал о компании Гранд Шоу Системс, одной из старейших на российском рынке технического обеспечения в области шоу-бизнеса, начатый в №1 2007 г., рассказом о построенном этой компанией футбольном стадионе в подмосковных Химках.

На вопросы ТП отвечает руководитель компании Владимир Давыдов.

Какие интересные проекты были реализованы за последнее время?

В преддверии «Кинотавра», руководство гостиницы «Жемчужина», одной из самых крупнейших и престижных гостиниц, решило изменить облик внутренней территории, на которой располагались старые навесы и шатры. Поскольку в плане творчества нас не ограничивали, мы могли предлагать заказчику любые идеи. Мы предложили заказчику на выбор несколько концепций. Была выбрана установка восемнадцати гарден-коттеджей, которые мы задекорировали мягкими тканями. Там, где шатры предусматривались для открытого посещения, решили обойтись без мебели. В соответствии с общим дизайном были подобраны хрустальные люстры, ковровое покрытие. Плюс к этому, применена специально разработанная система динамического освещения, которая позволяет изменять цвет шатра в любом временном диапазоне. С наступлением темноты шатры сами «зажигаются» по команде фотоэлемента и начинают менять свой цвет. Получается очень интересный эффект.

По сути, в этой идее нет ничего нового, и сейчас существует масса подобных приборов, зачем было изобретать ещё что-то?

Первоначально речь шла об установке дюралайта или каких-то стандартных гирлянд. Но нам не хотелось, чтобы в результате получился «дешёвый вид». Мы предложили заказчику наш вариант, и он, как человек творческий принял наше предложение. Когда монтаж подошел к завершению, стало понятно, что решение было верным, шатры совершенно необычным образом меняли свой цвет, и выглядело всё очень «дорого», хотя средств было потрачено гораздо меньше, чем предполагалось первоначально.

Как долго длился монтаж?

Если суммировать почасовую работу, то бригада из шести человек работала примерно 26-27 часов. Мы не работали круглые сутки, в первый день — примерно за шесть часов — произвели полный монтаж каркасов и шатров, потом занялись инсталляцией. Подготовительный этап занял порядка двух недель.

Заказчику понравилось?

Да. Причём настолько, что в результате он решил всё это купить. То есть, у нас состоялась продажа оборудования, а не прокат. Причём, хочу заметить, что работа была выполнена без предоплаты, что тоже понравилось заказчику.

Откровенно говоря, мы уже заключили следующий контракт с «Жемчужиной», сейчас идёт подготовка, а через два месяца — монтаж. Проект предусматривает строительство развлекательного комплекса на крыше здания — это порядка двух с половиной тысяч квадратных метров — с танцевальной зоной, концертным залом, рестораном и т.п. К тому же, комплекс можно будет использовать как сезонный выставочный зал. Гостиница имеет большую территорию для организации крупных корпоративных мероприятий, международных симпозиумов, съездов. Скорее всего, шесть-семь месяцев в году это будет выставочный зал, а в разгар сезона это будет большой развлекательный центр. Вообще, мне нравится «Жемчужина» и нравится, как она меняет свой облик.

Вы всегда работаете без предоплаты?

Сейчас уже в большинстве случаев — да. Думаю, что это правильно. Так работают западные компании. Сначала результат, потом деньги. И если заказчик хороший, мы готовы работать по этой схеме.

Но риск же остаётся?

Что значит, риск? Мы цивилизованное государство, значит должны предусматривать ещё какие-то механизмы. Да, ведь работая с западными компаниями, мы получаем услуги и товары без предоплаты. Но почему кто-то нам должен доверять, а мы не должны? Конечно, если это неизвестная компания или у неё не очень хорошая репутация, работать без предоплаты рискованно. Но для этого есть служба внутренней экономической безопасности, всё можно проверить, и ничего в этом особенного нет. Раньше мы брали предоплату, но западные заказчики обычно пожимали плечами и спрашивали: «как можно платить за ту работу, которая ещё не сделана?»

Ваша компания постоянно принимает участие в международном авиасалоне в Жуковском. В этом году тоже?

Обязательно, в этом году у нас генеральный подряд на это мероприятие. Мы планируем установить около ста тридцати павильонов, и полностью оборудовать VIP зону на четыре тысячи человек. Мы устанавливаем новые трибуны по новым технологиям, о которых рассказывали в предыдущем номере. Это большой серьёзный проект, государственный заказ. При этом мы ничего не закупаем, мы давно всё производим сами, начиная от тентов, заканчивая пластиком. Компания всё больше развивает собственное производство.

Вы все чаще реализуете большие проекты. Не означает ли это, что «мелкие» заказы становятся для компании неинтересны?

Нет, конечно. Это не значит, что мы не будем делать малобюджетных проектов. Есть компании, которые просто не могут делать что-то дешевле, и есть заказчики, которые просят сделать дешевле, заранее понимая, что при этом может пострадать качество. Наша компания может себе позволить некоторое снижение цен, не отражающееся на качестве, поскольку мы производим всё сами и не являемся посредниками. Конечно, мы никогда не работаем в убыток, просто мы умеем правильно использовать свои активы.

Авиасалон будет в августе. Подготовка уже идёт?

Мы начали готовиться к нему за год.

Помимо этого, ещё будут проекты?

Серьёзные заказы поступают почти каждый день, и много больших проектов планируется. Сегодня «ставили» Театральную, завтра монтируем павильоны на Асташковской, вчера делали посадочные места в Сокольниках, готовили стадион в Ярославле. Подписываем контракт на полную реконструкцию стадиона в Орехово-Зуево, где мы начинаем браться не только за трибуны, но и за футбольные поля и за их благоустройство, снятие дёрна, укладка новых травяных ковров.

Уходите из специфики шоу-бизнеса?

Нет. Разве шоу-бизнесу не понадобится когда-нибудь красивые, травяные живые поля? А почему нельзя постелить травяное поле на Красной площади и сыграть там в футбол? Мы всегда говорили, что нам всё интересно.

А алюминиевыми конструкциями пока не занялись?

С алюминием мы давно занялись, но мы работаем всё равно в направлении быстровозводимых павильонов.

А фермы, «граунды» и тому подобное.

Планов нет. Зачем делать то, что делают другие, ведь мы можем это купить. Вот, крыши, на основе алюминиевых конструкций мы производим. Это совсем новая система, такую крышу можно увидеть в парке Горького, Там тенты заправлены в профили, крыша одевается в течении 30-ти минут и разбирается столько же. Есть гарантия того, что ни одной капли не прольется на сцену, нет ни одной связки. Мы её и дальше будем модифицировать, как только получим из Франции более мощные профили, специально для этого заказанные. К сожалению, в России пока не могут выполнять заказы по подобным профилям.

Когда же у нас будет полноценная промышленность, чтобы не приходилось к французам обращаться?

Это не совсем французы, просто в Европе существует некое разделение, как когда-то было в странах бывшего социалистического содружества. Кто-то занимался производством бытовой техники, кто-то выполнял военные заказы, кто-то выращивал для всех овощи. Так сложилось, что производство литья, переработка металлов и прокат в Европе сосредоточено, в основном, в Голландии и Бельгии, а Франция, как и многие другие страны, именно там заказывает серьёзные, мощные профили. Нет смысла покупать дорогостоящее оборудование для производства профиля в интересах только какой-то одной компании. Поэтому европейским компаниям рациональнее предоставить это оборудование в использование сложившимся производственным центрам. Это просто правильная экономическая политика.

В последнее время, создаётся такое впечатление, что предложений на рынке много, а качественных услуг мало. Почему это может быть?

Думаю, что некоторые исполнители это делают просто в погоне за деньгами. Зная, что спрос превышает предложение, они стараются набрать заказов, а уже придёт к ним заказчик ещё раз или не придёт, их это не сильно заботит.

Я знаю также, несколько примеров, когда люди, думая, что световые фирмы много зарабатывают, вкладывают деньги, покупают приборы, берут двух-трёх «недорогих» сотрудников и ждут, что деньги потекут в карманы. А хорошие специалисты уже давно на своих местах. И надо очень много платить, чтобы они согласились поменять место работы. А затем, необходимо делать ещё инвестиции. Да в этом ещё и надо разбираться. Да ещё о качестве думать. Поработав, таким образом, люди не получают «быстрых денег», теряют интерес к этому бизнесу и начинают «торговать колбасой».

И как в таких обстоятельствах быть заказчику? Как понять качественная услуга будет предоставлена или нет?

Не надо платить вперёд. Если сделали одно, а обещали другое — не платить. Если сделали лучше — работать с этими людьми и дальше. Я знаю, что построив стадион в Химках и заключив годовой контракт на его эксплуатацию, мы получаем за это деньги, не вкладываясь в регулярный ремонт своих сооружений, потому что хорошо его построили. Если бы мы построили хуже, ездили бы туда каждый день и тратили уже свои деньги. Если работать именно по такому принципу, то, скорее всего, через какое-то время заказчик вновь обратится и скажет: «Вы сделали очень хорошо, но сделайте мне ещё лучше». И если будет такая возможность, мы с удовольствием это сделаем.

Как удаётся постоянно развиваться, идти в ногу со временем?

Если говорить о настоящем времени, то это происходит благодаря значительному обновлению штата компании. У нас появилось много энергичной и грамотной молодёжи. Мне, как руководителю стало проще работать, появилась возможность выделить время для того, чтобы спокойно подумать, что-то спланировать. За счёт новых производств, а у нас их сейчас пять, есть возможность развиваться дальше. Если раньше много делалось в ущерб качеству, сегодня мы получаем те же деньги что и раньше, но делаем это с хорошим качеством и меньшими затратами.

Что это за производства?

Два тентовых, два связанных с металлом и ещё одно — с мягкими тканями. Мы запустили швейное производство.

Это всё, или производственная база будет развиваться и дальше?

Конечно, будем развиваться и дальше. Зачем создавать внутреннюю конкуренцию, разрушать рынок и «кормить» немцев? Надо больше делать самим. Наша компания всегда старалась заниматься тем видом деятельности, который был свободен от конкуренции. Мы начинали с производства металлоконструкций, затем стали делать тентовые конструкции, мы первые кто сделали трибуны, первые кто сделали партеры. Но рынок постоянно развивается и это нас «подстёгивает». Сейчас настаёт время качества. Это уже не механическая работа, а творческая. Когда-то мы обратились к творчеству, потом ушли в рутинные дела, сейчас вернулись снова и к творчеству и к качеству. Можно смело сказать, что через месяц Москва, парк Горького, шоу-бизнес увидят абсолютно новые по принципу конструкции, на тех же профилях, но использование тентовых мягких тканей при этом будет совсем иное. Это будет немного неожиданное решение: те же конструкции, но нетрадиционные формы.

А отказываться от заказов не приходится?

Если понимаешь, что это серьёзный заказ и есть риск его не исполнить, то лучше отказаться. Пока что не отказывались.

То есть все, что предлагают, всё делаете?

Нет, не совсем так. Предлагают то, что мы можем сегодня сделать, но мы не говорим, что мы можем всё. Сейчас, мы ведём переговоры по поводу одного проекта мирового уровня, он в любом случае состоится и о нём все узнают. На сегодня этот проект предложен нам, и мы свою концепцию уже предложили. Технически придется сделать то, что никем раньше в мире не делалось. В ближайшее время посмотрим, как все это будет реализовано.

Май 2007г.

 

Галерея изображений

Яндекс цитирования Rambler's Top100